?

Log in

No account? Create an account

stiopin


ЖЖ Михаила Стёпина

Обо всём понемногу


Previous Entry Share Next Entry
ВЦКИВЕ (История боевых искусств в СССР)
stiopin
Итак, краткая история создания ВЦКИВЕ ( ВЦИВЕ Всесоюзный Центр по комплексному изучению восточных единоборств при Философском Обществе СССР)


Практически сразу после пресловутого «запрета на каратэ» в СССР каратисты разделились по меньшей мере на 3 неравные категории. Одни «перекрасились» и заявили о том, что к каратэ отношения не имеют, а сам запрет правильный, вторые (коих было большинство) решили просто прекратить занятия «как бы чего не вышло». Самая малочисленная группа решила с запретом бороться.
Были написаны десятки писем в самые разные инстанции, от ЦК КПСС до Генеральной Прокуратуры СССР, от Госкомспорта СССР до редакций газет и журналов.
Так, к примеру, в марте 1987 года было написано письмо в "Советскую культуру". Почему в "Советскую культуру", а не в "Советский спорт"? Потому что один из редакторов "Советского Спорта" тов.Голубев в приватной беседе лично мне заявил, что НИКАКИЕ письма о каратэ ОН ЛИЧНО рассматривать не будет и НИКОМУ не позволит. А по существующим в те давние времена правилам можно было "не получить" письмо от М.Степина (и, соответственно, не ответить ему), но нельзя было не получить письмо от "органа ЦК КПСС", коим являлась газета "Советская Культура". Этакий вариант таи-сабаки.
И вот они, ответы:




Классно? Не обсуждаем и обсуждать не будем! И никому не позволим! И это - лето 1987 года! Перестройка на марше! Уже углУбили гласность! Осталось дело только за слышимостью.....

А ведь с приходом к власти М.Горбачева административная машина начала давать сбои, и в 1986 году в газете «Правда» появилась малюсенькая заметка «Запретный плод сладок», в которой я попытался объяснить всю глупость и бесперспективность запрета.

Эта заметка вдруг всколыхнула «болото», в которое уже почти превратилось каратистское сообщество. Многие решили выйти «из подполья». И местом встреч этих энтузиастов стал стадион «Динамо», где издавна проходили занятия для сотрудников спецслужб. Именно там, благодаря С.Моисееву и Ю.Маряшину стали проходить регулярные встречи представителей разных школ и направлений каратэ и других воинских искусств. Именно там Ю.Зиневич, кандидат философских наук, ученик Тэцуо Сато, бывший до запрета известным динамовским судьей по каратэ, предложил обсудить на заседании одной из секций Философского общества СССР проблемы, связанные с каратэ и его запретом.
В марте 1986 года состоялось несколько встреч с руководством Философского Общества, в том числе и с руководителем одной из секций ФО Давидом Дубровским. Мной, Ильей Гульевым, Юрием Маряшиным, Алексеем Масловым было сделано несколько докладов, которые вызвали большой интерес среди философов. И в 1987 году было принято решение о проведении научной конференции на тему «Феномен боевых искусств», впоследствии тема была изменена на «Феномен каратэ-до».
Был создан оргкомитет, в который вошли М.Степин, И.Гульев, С.Моисеев, А.Подщеколдин, Ю.Зиневич. Возглавил оргкомитет Д.Дубровский, получивший на это разрешение от руководства ФО СССР. Пол года члены оргкомитета восстанавливали связи с каратистами из разных республик СССР, наладились и международные контакты, в частности с ВУКО (Всемирный Союз Организаций Каратэ), ИТФ (Международной Федерацией Таэквон-до), стилевыми федерациями каратэ.
В адрес оргкомитета пришло около ста докладов для нашей научной конференции. Их уровень был самый разный, от серьезных работ до достаточно наивных и незрелых. Имея такой значительный объем материала, мы приняли решение о проведении в Москве симпозиума «Феномен каратэ-до» в марте 1988 года.
В Москве 18-19 марта 1988 года состоялся I Всесоюзный симпозиум "Феномен каратэ-до", организованный Философским Обществом СССР. В работе симпозиума приняли участие ученые, специалисты из 12 союзных республик. Были приглашены также представители спортивных структур, спецслужб, партийных и комсомольских организаций, СМИ. По результатам симпозиума был издан сборник, мгновенно ставший раритетом.
Уже в ходе работы симпозиума стало понятно, что запрет абсолютно надуман и не служит ничему иному кроме роста интереса к всевозможным сектам и доморощенным недоучкам-«сенсеям». Поэтому было принято решение о создании общественной организации, которая должна была взять на себя работу по восстановлению доброго имени каратэ и отмене запрета.
Участники симпозиума единогласно приняли итоговый документ, в котором говорилось, что необходимо глубокое, комплексное изучение всего комплекса восточных единоборств. С этой целью было предложено создать при ФО СССР Центр по комплексному изучению восточных единоборств.
22 апреля 1988 года на заседании Президиума Философского Общества СССР было объявлено о создании Центра по комплексному изучению восточных единоборств при ФО СССР. Одновременно Президиумом ФО СССР было утверждено Бюро Центра, сформированное в основном из состава оргкомитета симпозиума, к тому времени уже приступившее к работе. В состав Бюро вошли: Д.Дубровский, Ю.Зиневич, М.Степин, А.Подщеколдин, И.Гульев, И.Ежов (Владивосток), А.Захидов (Ташкент), А.Иванов, В.Кузнецов, С.Моисеев, Н.Тумар (Харьков), Э.Тинн (Таллин).
Бюро Центра на своем заседании 03 мая 1988 года избрало: Д.Дубровского - Председателем Центра, Ю.Зиневича - Председателем Организационно-методического Совета, М.Степина - Ученым Секретарем, А.Подщеколдина и И.Гульева - заместителями Председателя Орг-методического Совета. Были утверждены Председатели комиссий Центра.
В связи с тем, что юридические вопросы были в числе основных, 07 июля 1988 года Бюро решило создать юридическую комиссию и ввело в свой состав кандидата юридических наук И.Соколова, назначив его председателем этой комиссии. Тогда же была создана комиссия по работе со средствами массовой информации, руководитель которой профессиональный журналист М.Шайков был введен в состав Бюро.
II августа 1988 года было созвано Общее собрание членов Центра, на котором присутствовало 37 человек, в том числе представлявших регионы и республики СССР. После голосования единогласно было принято решение о правомочности данного собрания принять Устав Центра. Однако уже на этом фактически первом общем собрании, в нарушение принимаемого Устава, Председателем Центра единолично, без согласования со всеми членами Бюро, в состав Бюро был введен Т.Касьянов. Члены Бюро, не возражая против личности Т.Касьянова, выступили против подобной практики самовластного решения принципиальных вопросов. В ответ на это мы услышали от Д.Дубровского, что до демократии мы еще не доросли, что он всех нас как ввел в Бюро, так и выведет. Все же под давлением членов Центра было принято решение о недопустимости расширения Бюро. Причина этого - наличие в Бюро не занятых работой членов, отсутствие необходимости расширения Бюро. Наметился раскол в том плане, что часть членов Бюро считала, что Бюро является не представительским, а рабочим органом. После долгого обсуждения за это решение и за принятие Устава проголосовали единогласно, в том числе и Д.Дубровский. Однако буквально на следующий день без утверждения Бюро в его состав были введены М.Слинько и член научного Совета Центра В.Елисеев.
После принятия Устава Общим собранием мы пытались строить свою деятельность в соответствии с Уставом. Однако Устав оказался обязательным не для всех. Д.Дубровский вновь грубо нарушил и Устав, и предыдущие решения Бюро. 22 сентября Д.Дубровский заявил, что Устав он не признает, что практика единоличного ввода в состав Бюро новых членов будет осуществляться и впредь. Им было предложено ввести в состав Бюро А.Теглияна и В.Самохвалову. Бюро даже в новом «расширенном» составе вновь решило не вводить новых членов до Общего Собрания (в соответствии с принятым Уставом), которое планировалось провести в ноябре 1988 года. Мотивировка была прежняя - не возражая против А.Теглияна и В.Самохваловой, члены Бюро категорически возражали против единоличных решений Д.Дубровского.
В промежутках между этими «судьбоносными» решениями мы активно готовились к проведению Первого Всесоюзного Фестиваля ушу в Риге, который был намечен на ноябрьские праздники. Рижский молодежный клуб «Форум», руководство которого входило в школу Т.Касьянова, приложило огромные усилия для проведения такого фестиваля – были заказаны залы, в том числе и огромный Дворец Спорта, гостиницы, организован транспорт и т.п. Со всего Союза на Фестиваль собрались съехаться представителя десятков школ воинских искусств! Председателем оргкомитета Фестиваля был избран я, заместителями Т.Касьянов и Д.Дубровский. Дел было очень много, но Давид Израилевич не давал нам расслабиться и в отношении ВЦКИВЕ. Каждое заседание Бюро превращалось в сольное выступление Д.Дубровского о его роли в деле развития боевых искусств в СССР и его близости к руководству ФО, а через него и даже К САМОМУ М.Горбачеву!
14 октября 1988 года было вновь принято решение Бюро не расширять состав членов Бюро до Общего Собрания. Это решение было принято единогласно, голосовал за него и Д.Дубровский. На этом заседании было предложено избирать председательствующего члена Бюро на каждое заседание. Предложение это появилось в связи с тем, что Д.Дубровский, пользуясь своим правом Председателя, грубо перебивал членов Бюро, проявлял полное неуважение к чьему-либо мнению, за исключением своего. Это решение было принято большинством голосов, причем Д.Дубровский проголосовал за него.
В первых числах ноября большая группа москвичей выехала в Ригу на Фестиваль. Нами было принято решение несмотря на все еще существующий запрет каратэ, несмотря на серьезнейшее противодействие Д.Дубровского, провести выступления в Риге и по каратэ тоже. Было решено, что с ката на фестивале выступлю я, Михаил Крысин, Тадеуш Касьянов, Роман Стёпин, Софья Касьянова, были запланированы и групповые выступления каратистов из Москвы и Риги.
Фестиваль прошел блестяще! Надо было видеть в ноябрьской Риге толпы людей, идущих во Дворец Спорта! Нынешним фестивалям, с их огромными бюджетами, с помпой, с приездом кремлевского официоза ой как далеко до того настоящего ПРАЗДНИКА боевых искусств!
Но праздники кончаются, наступают будни. 10 ноября 1988 года нас уведомили о том, что Центр существует не при ФО СССР, как это было ранее, а в составе секции "Философские проблемы психорегуляции, самосовершенствования и резервных возможностей человека", руководимой Д.Дубровским, которая и осуществляет полный контроль за деятельностью Центра, включая и вопрос о составе руководящих органов, Уставе, планах, финансовой самостоятельности на основе самоокупаемости. Всесоюзный Центр, имеющий около десятка Отделений на местах, имеющий контакты с международными организациями, попадает в полную зависимость от единоличных решений председателя секции, в состав которой входит несколько десятков человек! Мы искренне уважали и этих людей, и считали актуальными цели, стоящие перед секцией, и от всей души желали ей успехов в работе, но не могли понять и принять подобной абсурдной ситуации, когда нам в духе старого авторитарного периода сверху попытались навязывать чьи-то решения!
10 ноября мы сразу почувствовали на себе жесткое давление и неприкрытый шантаж со стороны Д.Дубровского - были введены в состав Бюро Центра 8 человек (всего в Бюро было 14 человек), абсолютно ничего не знающих ни о Центре, ни о проведенной работе, являющихся, по мнению Д.Дубровского, противовесом той части Бюро, которая не идет у него на поводу. Эти люди сразу вводятся в Бюро, причем один из них - Тищенко - как заместитель Председателя Центра. То есть человек, не знающий дела, абсолютно ничего не сделавший для Центра, стал одним из его руководителей. Нравственно ли это? Воздержимся от выводов, отметив лишь характер аргументов Д.Дубровского. В частности, последнее из принятых им решений он обосновал тем, что этот вопрос решен Президиумом ФО СССР и поэтому обсуждению не подлежит. Кроме того, нам было объявлено, что ФО СССР может признать только тот Устав, который, по словам Д.Дубровского, принят Бюро его секции.
С Уставом вообще произошла странная вещь – он был просто подменен Д.Дубровским. То есть, общественная организация, принявшая собственный устав, вдруг получила ГЛАВНЫЙ ЗАКОН СВОЕГО СУЩЕСТВОВАНИЯ, который она не принимала. Более того, «устав Дубровского» во многих пунктах просто противоречил принятому нами и уже зарегистрированному ФО СССР (тогда существовала именно такая практика).
В этих условиях большинство членов Бюро решила обратиться к руководству ФО СССР. Мы не принимали участия в подготовке «Устава Дубровского» и признать его мы не могли, так как практика показала, что Дубровский, к сожалению, не совсем представляет себе ситуацию с восточными единоборствами, не желает прислушиваться к нашему мнению, открыто саботирует решения Бюро, за принятие которых он сам лично ранее голосовал, окружает себя малокомпетентными, но преданными лично ему людьми, зачастую непосредственно причастными к тем событиям, которые привели к запрету каратэ в стране. Такой Устав позволял Д.Дубровскому практически бесконтрольно определять состав Бюро Центра, проводить в жизнь ту политику, которую он лично считал нужной. Д.Дубровский, прикрываясь авторитетом ФО СССР, решил представить нас винтиками в якобы созданном им механизме. Не скроем, мы относились с уважением к Д.Дубровскому, не взирая на его некомпетентность в вопросах, связанных с восточными единоборствами лишь потому, что он представлял уважаемую организацию - Философское Общество СССР. Однако и наше терпение имело пределы. Мы не хотели быть слепыми исполнителями у Д.Дубровского. Мы не хотели зависеть от причуд нашего Председателя, терпеть его неуважительное и некорректное отношение.
И это было не только наше мнение. Отделения на местах были созданы и существовали по Уставу, принятому Общим Собранием и не собирались менять его в угоду прихоти Д.Дубровского, хотя последним и было заявлено, что те, кто не признают этот им сотворенный Устав, могут убираться из Центра. Более того, в полном соответствии с Уставом, принятым Общим Собранием, к этому моменту уже созданы Всесоюзные федерации Кёкушинкай каратэ (президент А.Танюшкин) и Дзёсинмон каратэ (президент Ю.Маряшин). Эти всесоюзные организации уже были зарегистрированы и признаны как на уровне государства, так и в мире.
В результате всех этих процессов, большинство создателей ВЦКИВЕ при ФО СССР были вынуждены покинуть эту организацию и заняться созданием новой, независимой. Вот фамилии этих людей : М.Степин, А.Подщеколдин, И.Гульев, И.Ежов, А.Захидов, А.Иванов, С.Моисеев, И.Соколов, Н.Тумар, Э.Тинн, М.Шайков.
А Центр продолжил свою деятельность. Возможно, привычка к изменению своего устава трансформировалась и в привычку к изменению своей истории. Во всяком случае, на празднование 20-летия ВЦКИВЕ никто из его основателей не приглашен.


В то же время, однозначно создание ВЦКИВЕ помогло отмене запрета на каратэ и другие боевые искусства в СССР. Первое объединение энтузиастов боевых искусств, плюнувших на запрет и занявшихся борьбой с официальной точкой зрения ВЛАСТИ сделало главное - разрушило "железный занавес" вокруг каратэ.

http://mosbudokan.borda.ru/?1-5-40-00000124-000-0-0#002